Опасная работа клайминг-гидов в зоне смерти, интервью Оксаны Морневой журналу Активные Путешествия


16 Apr
16Apr


Яндекс.Браузер



Опасная работа клайминг-гидов в зоне смерти

Вчера

Альпинизм сейчас в большой моде. Спортсмены с гордостью коллекционируют сертификаты и фотографии с разнообразных вершин. Но массовые восхождения были бы невозможны без помощи профессионалов.

Панорама с вершины пика Манаслу (8156)
Панорама с вершины пика Манаслу (8156)
Простые рецепты от Юлии Высоцкойefir.yandex.ruНовинки и эксклюзивыТолько легальный контентПерсональные рекомендацииНа любом устройствеПерейти


Зоной смерти альпинисты называют то, что находится выше 8000 метров над уровнем моря. Название это условно и зависит скорее от погоды и сложности конкретной горы.

В 2017 году наша русско-непальская фирма Макалу-экстрим собрала, наверное, самую большую в истории экспедицию на восьмитысячник. На пик Манаслу шло 32 альпиниста в сопровождении рекордно большой команды местных клайминг-гидов, поваров, портеров.

Мы решили взять на себя провешивание перильных веревок. В Непале эта работа осуществляется по принципу правительственного подряда, и по нашему опыту прошлых лет далеко не всегда качественно. Недопустимо было подвергать смертельному риску нашу группу. От нас поступило предложение к непальской Федерации альпинизма отдать этот подряд нам, как лицам, наиболее заинтересованным в качестве этой работы. Однако нам отказали, мотивировав это тем, что наши гиды и так слишком много зарабатывают.

В такой ситуации мы были готовы провесить перила своими силами, но заплатить перильный бонус не правительственной команде, а нашим четверым гидам, которые взялись за эту работу. Этот вариант официальной бригаде не понравился.

Так получилось, что наши ребята занесли лагеря, кислород, веревки – а перил все нет, происходит какая-то заминка. Дотянули до того, что когда наконец провесили перила, погода испортилась. Выпало полтора метра снега. И прогноз был плохой дней на 12, однако ожидалось короткое погодное окно. И наши ребята решили, что надо воспользоваться этой возможностью, чтобы быстро проскочить на вершину. Но сначала нужно было откопать и проверить перильные веревки, которые часто обрываются на участке между 3 и 4 лагерями.

Ждать погоды нельзя, потому что клиенты связаны сроками отпуска и авиабилетами. Обязанность гидов - не просто обеспечить восхождение, но и уложиться в плановый срок.

В задачу перильщиков входит поддержание трассы в безопасном состоянии. И наши принялись по рации их вызванивать, чтобы поднимались откапывать перила – мы и так уже делали их работу. В ответ мы получили довольно грубый отказ.

Начальником нашей экспедиции был Лакпа Гедук, опытный альпинист и решительный человек. Так, чтобы его слышал весь лагерь, он ответил, что не нуждаемся в услугах перильщиков и обойдемся своими силами.

В тяжелых условиях мы поднялись в лагерь-3. Приходилось копать траншею, чтобы проложить себе путь. На следующий день мы планировали быть на вершине и полностью приготовить трассу для восходителей.

Группа на склоне Манаслу

В 2016 году мы действительно за один день прошли из 3-го лагеря до вершины. Но сейчас мы в этот срок не укладывались. Снега было по пояс, а мы копали траншею и пробивались выше и выше.

Решили выходить в ночь. Прокопались до 4-го лагеря, сильно удивленные, что за время пути не сошло ни одной лавины. Неоднократно слышали «УХ» - за этим звуком потревоженного снега обычно следует обвал, но этого не произошло.

В эти два дня был еще и ураганный ветер, сквозь который нам пришлось прорываться. Свежий снег с бешеной силой носился по всей горе, вихри сбивали с ног, снег забивался во все щели комбинезона, внутри одежды, даже в белье собирались целые сугробы. Было не очень морозно, но из-за ветра замерзаешь, стоит остановиться - кажется, что заснешь и не проснешься.

Переночевали в 4-м лагере и пошли на штурм. С утра связались еще раз с базовым лагерем и перильщиками – напомнить про их обязанности, но никто не пошевелился. Произошла перебранка, в ходе которой наши парни высказались на тему кто тут работает и способен следить за состоянием горы, а кто даром деньги получает.

Перильщики думали, конечно, что 4 человека трассу не откопают. Но здесь были 4 ошпаренные на всю голову человека. От этих разборок парни просто озверели... Как после выяснилось, для наших это был неприкрытый вызов – показать, на что они способны.

Выше, на седле и на гребне, который вел к вершине, обстановка была очень лавиноопасная, просто жесть! Вокруг все ухало – это была катастрофа… Я уже сама уговаривала парней сдаться, сто раз хотела вернуться домой к ребенку, но парни стояли на своем: «Хочешь – спускайся, а мы решили биться насмерть и мы их обойдем!» В смысле конкурентов.

24 сентября 2017 года. Вершина! Говорит и показывает Гьялзен:


И мы прокопали эту траншею до самой вершины. Для меня это было третье восхождение на Манаслу, и я таким образом поставила мировой рекорд среди женщин. Для меня до сих пор загадка – как я справилась, как я выдержала?


На самом деле, когда тысяча человек сидят в базовом лагере и боятся нос высунуть, а мы ходим по горе, это не просто так. Действительно было страшно. Для меня этот поход оказался настоящим достижением. Даже когда я поднималась в 2013-м с пришитой и недолеченной ногой, это было не так жестко.

В 4-й лагерь мы спустились под вечер, сообщили в базовый по рации, и когда все ожидающие группы узнали, что нам удалось взойти, они всей толпой ломанулись наверх, создавая пробку на пути. Конечно, наши их разгоняли: «Всем стоять ждать, мы уставшие!» И все освобождали тропу и ждали, пока мы пройдем.

Когда непогода стихла и снег схватился, а мы спускались из 3 лагеря во 2-й, вся наша толпа шла на штурм нам навстречу. Из 32-х человек на вершину поднялись 29.

Уже потом наши парни сказали по секрету, что таков был их план, их тайная мечта: поймать именно такие условия, что все остальные «обделаются», побоятся даже выходить, и на горе будем только мы. Что это будет безоговорочным доказательством: только Макалу-экстрим может так работать!

Оксана Морнева-Шерпа

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.