С чего начинаются Горы. Интервью с Оксаной Морневой- Шерпа, Галина Погодина, Активные путешествия


30 May
30May

2Яндекс.Браузер для быстрой загрузки сайтовЗакрытьУстановить0+Реклама

С чего начинаются Горы. Интервью с Оксаной Морневой-Шерпа

Сегодня


Сегодня у нас в гостях Оксана Морнева-Шерпа - знаменитость а авторитет в мире альпинизма, однако ее путь на предельные высоты был непрост, тяжел и опасен. Мне удалось побеседовать с Оксаной и узнать, какая вершина стала решающей в ее высотном опыте.

Экспедиция, о которой пойдет речь, состоялась в 2008 году, и это было второе серьезное восхождение известной альпинистки. Высотного опыта у нее на тот момент не хватало, и она шла в качестве клиента коммерческой экспедиции международной фирмы с активом в десятки серьезных вершин.

Первым вариантом был восьмитысячник Чо Ойю (8201 м), но так как Тибет в тот момент закрыли, организатор предложил в качестве замены пик Барунтзе (7139 м), который находится в Непале. Этот вариант хоть и уступает по высоте, но намного сложнее и интереснее с технической точки зрения.

Оксана прилетела в Катманду вместе с подругой Ириной Алаевой. Экспедиция началась с неприятностей: авиакомпания Emirates потеряла багаж девушек. Шли дни, сезон уходил вместе с отпусками, ситуация грозила срывом восхождения. Менеджер занялся рассылкой жалоб в ассоциацию авиаперевозчиков, после чего багаж нашли, но никак не могли доставить в Катманду. Тогда пришлось под угрозой суда требовать срочной компенсации дорогого снаряжения, чтобы можно было купить все заново. После этого багаж появился на следующий день, но неделя была потеряна.

Пик Барунцзе находится в Восточных Гималаях, в национальном парке Барун. С наскока на горы такого уровня не ходят, поэтому для акклиматизации было совершено восхождение на шеститысячник Мера-пик.

Рассказывает Оксана:

- Всего в составе экспедиции было 12 человек из Италии, Ирландии, Дании, и России. Мы с Ириной сразу же подружились с итальянцем Альберто Пилизари. Он был в такой же физической форме, и мы совместно передвигались по маршруту. Датчане и ирландцы с самого начала подтормаживали, и сразу было ясно, что вершина им не светит. Двое датчан не зашли даже не Мера: у них был приступ острой горной болезни еще в лагере на 5800, и никто не стал их особо уговаривать, потому что вели они себя не очень адекватно.

Что касается Оксаны и ее друзей, они замечательно сходили на Мера, затем через Конгма-Дингма, Сети-Покхари и перевал Мера-ла за три дня дошли до базового лагеря Барунцзе. Гиды поставили лагерь, группа замечательно обжилась и наслаждалась хорошей погодой. Для акклиматизации поднялись в лагерь на Вест-Коле и вернулись обратно в Базу.

- Чтобы забраться в Вест-Кол, нужно пролезть большую и сложную стенку с уклоном градусов 60. Мы видели, как там застряла девушка, которая долго не могла оттуда выбраться. Потом она нам рассказала, что у нее не было ножного жумара а она никак не могла сделать перехват. Это нас деморализовало, потому что мы до этого по таким стенкам не лазили, да и ведь мы же тоже девушки и нам здесь, наверное, тоже будет очень нелегко. Но в итоге мы смогли пролезть этот участок.

Тогда еще не было зоны покрытия и невозможно было узнать прогноз погоды. В октябре бывают замечательные погодные окна, только потом оказалось, что лучше бы альпинисты потратили эти дни на восхождение, а не на акклиматизацию. Пока они ходили на пик Мера и обживались в базовом лагере, погодное окно как раз и закончилось. Небо заволокло черными тучами. Гиды решили пережидать непогоду в базовом лагере, но все понимали: если выпадет много снега, то экспедиция сорвется, потому что не получится откопать перильные веревки. Таким образом освободилось 2-3 незапланированных дня.

- И в очередной раз нам повезло: эти тучи висели-висели, но ничего из них такого страшного не выпало: сантиметров 10 снега. Когда это все разошлось, мы вышли на штурм.
В те стародавние дни не использовался обогреватель столовой палатки, и пока шло ожидание и акклиматизация, многие успели заболеть. В числе заболевших была моя подруга Ирина. Поэтому мы вышли на штурм вместе, но заболевшие вернулись в лагерь, остались трое: я, Чатур и наш гид Пасанг. Мы с большими усилиями поднялись сразу во Второй лагерь, и пришли туда практически ночью. Руководитель экспедиции по рации уговаривал Пасанга повременить с выходом на вершину. Это была высота 6400, совершенно новые для меня условия, и я вообще не могла спать. Чатур был в добром здравии – он к тому времени был выпускником горного института, хоть и без большого высотного опыта. Пасанг сказал, что берет все под свою ответственность и выходить нам нужно сразу, иначе я без сна лишусь последних сил и возможности успешного восхождения. Поэтому мы вышли в ту же ночь, отдохнув буквально несколько часов.



Парни держались отлично, а Оксана чувствовала себя неважно. После Второго лагеря нужно было пересечь плато, преодолеть еще одну стенку и выйти на седловину, которая смыкалась с гребнем, ведущим к вершине. Высота здесь была уже в районе 7000 метров. На одной из стенок девушка застряла.

- В то время не вешали двусторонних перил, была всего лишь одна перильная девятка. Пасанг уже вышел на седло, Чатур был внизу, а я барахталась посередине под карнизом и никак не могла поймать равновесие и вылезти. Я до сих пор помню этот момент: ночь, ветер, который раскачивал меня на веревке, и свои мучения. После той экспедиции я постоянно стала брать ножной жумар, который очень помогает в таких ситуациях… В конце концов я собрала волю в кулак, сделала петлю на ногу и запредельным усилием вылезла на более пологий участок. Сделала несколько шагов до гребня и упала, не в состоянии надышаться.

На этой высоте нехватка кислорода такая, что подобные перегрузки могут плохо закончиться. Во всяком случае идти Оксана не могла… Тем временем начало светать, у альпинистки замерзли руки и ноги, а это уже угрожало потерей пальцев. Парни сняли с нее ботинки, стали согревать ноги, положили в ботинки химические грелки.



- Модель ботинок так и называлась «Барунцзе», но название не соответствовало их предназначению: они были очень холодными для таких высот. Сейчас я бы туда надела только однозначно сапоги «Милет Эверест». После этих ужасных и злобных приключений я вновь обулась – ноги разболелись, когда стали отходить – и мы двинулись по длинному, узкому гребню. Парни говорили, что отсюда уже недалеко до вершины и завтра мы можем совершить скоростное восхождение.


Группа успешно вышла на вершину, отчиталась базовому лагерю по рации и развернулась обратно.



Оксана уже совсем выбилась из сил и постоянно присаживалась для отдыха. Навстречу вышла связка Альберто Пилизари и Лакпа Зарок – они поднимались во второй лагерь, и Зарока отправили на помощь, потому что была ночь, у тройки закончился чай и они никак не могли спуститься.

- Я терпела из всех сил, это было на самом деле очень тяжело, скажу я вам! И этот рельеф совершенно не для «чайника», я спускалась с этих сбросов и отдыхала на каждой станции даже на дюльфере, потому что боялась, что у меня разожмутся руки и я улечу вниз. Сейчас я даже не могу оценить время, сколько висела на каждой такой остановке…

Потом тройка наконец спустилась во второй лагерь, здесь девушка устроилась на капитальный отдых, а Чатур с Пасангом решили сбегать на вершину на скорость и засечь время, за сколько они дойдут. Они забежали за 2,5 часа. Когда они вернулись, Оксана еще спала, и ее разбудили восторженные голоса: парни были страшно довольны собой, с криками «Вот как это делается, ты не представляешь как это круто, и почему ты еще не собрала наши рюкзаки??»

- А у меня было чувство, будто меня треснули поленом по голове, в каждой клетке своего тела я ощущала безмерную усталость – ведь это была первая моя такая сложная гора. Я раньше никогда не испытывала таких ощущений, это потом мой организм привык к экстремальным нагрузкам и все было намного проще. А тогда я долго собирала остаток своего мужества и желания жить, чтобы подняться и пойти вниз.


Из Второго лагеря дорога к базе идет не вниз, а вверх на очередное седло, и хоть этот путь казался близким, он занял несколько часов. Подъем на седло совпал с днем рождения Оксаны – 1 ноября. На седле рация начинает ловить переговоры, и альпинисты слышали, что их товарищи – Альберто и Лакпа Зарок поднялись на вершину и благополучно спускаются вниз.

- Наш повар помнил, что у меня день рождения, поздравил меня с праздником и с вершиной и спросил, что я хочу в подарок. Я сказала: хочу торт с кремом и с вишенками! И вы представляете, когда мы пришли в базовый лагерь, он сделал именно такой торт! Это было так незабываемо! Потом были многие серьезные вершины, торты и дни рождения, и гораздо более значимые достижения, но тот первый свой высотный торт в день рождения я с особенным чувством вспоминаю до сих пор.
Когда мы спускались вниз, мы увидели, как руководитель экспедиции поднимается с двумя датчанами. Но мы помнили, что они не смогли подняться на Мера, и выглядели они неважно – с синими лицами, и подумали, что результат будет один: они не взойдут. Так оно и получилось. После Второго лагеря они передумали подниматься и вернулись в базовый лагерь. Но так как тур был групповой, они заявились еще на одну попытку и пошли вместе с ирландцами, но снова безуспешно, и эта группа вернулась в базовый лагерь ни с чем. У всех, как и у нас, это была первая серьезная гора. Из-за сложного рельефа, сильного холода и плохо подобранного снаряжения экспедиция превратилась для многих людей в кошмар, с которым они не могли бороться.

Группа возвращалась в аэропорт Лукла через перевал Ампхулапча. Этот перевал представляет собой вертикальных полкилометра на спуск: длинный огромный дюльфер. Альпинисты заночевали под перевалом и на следующий день уже были в Чукхунге. До Луклы они шли еще два дня, ежедневно бурно отмечая свое восхождение.



- Не знаю, удалось ли мне передать свои эмоции, но в те моменты это было действительно классно! Приятно вспоминать этот бой за вершину. У меня на стене до сих пор висит фотография с той горы.
Я понимаю, что сейчас этот путь дался бы значительно легче – уже совсем другой опыт, снаряжение, оснащение маршрута. Но отпечаток сложности тех дней остается осязаемым. И я не хочу туда возвращаться со своими клиентами: один раз сходили, Гора пустила и отпустила. У меня тогда нога была не пришитая, я была в хорошей форме, но тяжело было. После Барунцзе горы долго меня не впечатляли.

На следующий год Оксана пошла на Чо Ойю. Ее группа сходила из Катманду до Катманду за рекордные 10 дней. Вся команда полностью поднялась на вершину.

- После Барунцзе мы ничего такого там не ощутили: просто высотный трекинг за бешеные деньги. Потом зимой мы поехали на Лобуче и Айленд – да, жестко, но не настолько запредельно. И только на Макалу те же самые условия влажности, глубокого снега, сильного ветра. Такие же ощущения края, границы, хождения по лезвию.

Советы начинающим альпинистам

Любые тематические вопросы приветствуются!

Гостья канала - Оксана Морнева-Шерпа (Макалу-Экстрем)

Беседовала Галина Погодина




Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.